Дары русской монархии

Жозе Мануэл Дурау Баррозу – бывший глава Еврокомиссии некогда изрек: «Россия – это континент, который притворяется страной. Россия – это цивилизация, которая притворяется нацией». Вот так вот, не больше и не меньше. Учитывая, что Баррозу принадлежит к наднациональной мировой элите и является весьма компетентным человеком, то к его мнению прислушаться просто необходимо. Особенно, нам, живущим в современной России.

 

Философ Иван Ильин (1883–1954) писал: «Быть русским – значит не только говорить по-русски. Но значит – воспринимать Россию сердцем, видеть её драгоценную самобытность и неповторимое своеобразие, понимать, что это своеобразие есть Дар Божий [выд. мною – А. Г.], данный русским людям, и в тоже время – указание Божие, имеющее оградить Россию от посягательств других народов и требовать для этого дара – свободы и самостоятельности на земле. Быть русским – значит верить в Россию, так как верили в неё все русские великие люди, все её гении и строители».

Из этих слов как-то само собою следует, что своеобразие континента России, ее цивилизационной сущности является Божественным даром. Да и, вообще, дар – это нечто более высшее, чем примитивные меновые отношения или холодный расчет. Дар божественен, он проистекает с чистых Небес, из Небесного Града, а не из огненного мрака преисподней (уж там то дарить не умеют и не могут).

И, если воспринимать нашу цивилизацию как дар, то надо и понимать, что и развивалась, и строилась она только как дарение и ничто иное. На «счетоводной морали» и «добродетели сытых рож» построить цивилизацию невозможно.

Русская история зачиналась как былина, развертывалась подобно приключенческому роману и очень хочется, чтобы она не закончилась похабным анекдотом. А поэтому и надо разобраться в таком сложном вопросе, как совершение даров народом власти, и власти – народу.

Но о какой же форме организации власти в России важно говорить? Да, конечно же, о монархической! И совсем не от того, что монархия нам люба больше демократической республики. Объективно – демократия совершенно не приспособлена к дарению, честному и открытому, без ожидания встречных подарков. «Do ut des!» («Даю, чтобы ты дал!»).

Выборы – это ведь прямое желание продвинуть наверх человека, политика, чаще политикана, который в обязательном порядке облагодетельствует тем или иным способом своего избирателя. Здесь работают не общегосударственные интересы, а личностные и групповые. Пенсионер хочет увеличения пенсии, пусть денег не хватит и на выплаты многодетным

семьям («После нас хоть потоп!» – в обывательском смысле!), а, скажем, бизнесмен снижения налогов («Живи настоящим!»), пускай и на оборону средства будут с обираться со скрипом. Вот и избирают по произволу сердца своего. И получается, что в парламент проходят «аb equis ad asinos» («из коней да в ослы»). Так что и обижаться за обманутые ожидания не следует. Такова природа любой демократии, хоть в Европе, хоть в странах Юго-Восточной Азии, хоть в античных Афинах, хоть в Соединенных Штатах XXI века.

Русский философ, уроженец Донбасса Александр Панарин (1940–2003) в своей фундаментальной работе «Православная цивилизация в глобальном мире», для объяснения развития человеческого рода использовал теорию дара французского социального антрополога и этнолога Марселя Мооса. Дар по Панарину – это важнейшая черта нормального становления цивилизации. Люди дарят не только непосредственный труд ей, но и свое личное пространство, свой досуг, мысли, эмоции. Без дара не существует семьи. Родители дарят своим детям и дом, и свое попечительство, и свою заботу, и свое свободное время. На даре все держится. «Дар есть синоним обязательств, социальных и моральных. Чувство подлинного, экзистенциально переживаемого нами как внутренний человеческий долг обязательства возникает только в ответ на дар: все то, что подарили нам наши родители и предки, что подарено нам нашим детством, нашей родной землей, нашей культурой и историей. В цивилизации тотального менового (эквивалентного) обмена понятие дара исчезает, но вместе с ним исчезает и понятие социальных и моральных обязательств (я расплатился и потому никому ничем не обязан и не должен)» (Александр Панарин).

Русское Самодержавие, русская монархия всегда дарило себя народу. У поклонника советского строя, воспитанного на сказочке: «Сидит царь на троне в позолоченной короне, попивает винцо, да таскает за вихры слуг-подлецов!», подобное заявление может вызвать лишь сардонический смешок. Только вот история, препарированная в коммунистических и либеральных учебниках и пособиях, в реальности отличается от сказочки почти всем.

Монархи в России были разные, но большинство из них (разве что малолетний Петр II, да еще и дите – Иоанн VI Антонович выпадут из общего строя) дарили себя и свое время стране. Худо-бедно, щедро-добротно, но дарили. Даже Екатерина I (Марта Скавронска) должна быть вынесена за скобки осуждения. И она по-своему думала о государстве. А государей из династии Романовых до Петра Первого и русских императоров XIX столетия даже и упрекнуть сложно в отсутствии желания дарить и работать на благо Отечества. Единственный русский царь XX века – страстотерпец Николай Александрович «душу свою положил за други своя». Опять же это понимается, если ты обращаешься к реальным историческим фактам, а не к пропагандистской шелухе от семечек марксистско-ленинского подхода. И, кстати, после событий 9 января 1905 года русский самодержец записал в дневнике: «Тяжёлый день! В Петербурге произошли серьёзные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело!»

А что там «вождь мирового пролетариата», «друг детей», «дедушка Ленин» о расстреле изволил начертать своею рученькой: «В Нижнем, явно, готовится белогвардейское восстание. Надо напрячь все силы, составить тройку диктаторов (Вас, Маркина и др.), навести тотчас массовый террор, расстрелять и вывезти сотни проституток, спаивающих солдат, бывших офицеров и т. п.

Ни минуты промедления.» (Ленин В. И. Г. Ф. Федорову. 9. VIII. 1918 г. // ПСС. – Т. 50. – С. 142.).

Восстание вроде бы готовится, но уже надо расстрелять. Добрый Ильич, однако. И таких цитат из трудов Ленина найдется отнюдь не мало.

Или еще, в том же томе 50 находим: «Надо усилить взятие заложников с буржуазии и с семей офицеров – ввиду учащения измен. Сговоритесь с Дзержинским.

Мельничанскому дайте (за моей подписью) телеграмму, что позором было бы колебаться и не расстреливать за неявку.» (ПСС. – Т. 50. – С. 343.).

Ленин ведет себя ни как даритель, но элементарный погромщик в добротном старом доме по имени Империя. И людей не жалко. Совсем. Ради абстрактного «прогресса» и мифических завоеваний революции на тот свет можно в расход пустить кого угодно. Нет печали о России. Изъедена душа властью в полном объеме.

Советская республика легко проела и дары русской монархии. Массовый психоз революции стал плодить «разумников», которые ради собственного комфорта оказались готовы доносить и подводить под тюрьму и расстрел любого, кто хоть чем-то мешал. М. А. Булгаков в «Мастере и Маргарите» не врет, сообщая о том, что Мастера арестовали по наговору Алоизия Могарыча, пожелавшего присвоить квартирку. «Побелка и купорос» плюс пристроенная ванна заменили все и вся. Власть отказалась от способности дарить и народ обучила тому же. Алоизий Могарыч – вот истинный образ победившего пролетария. Куда уж дальше то катиться по пути нравственного упадка? Мы пожинаем плоды того революционного посева от 1917 года. И если не удастся научить власть дарить, не удастся научить народ дарить, то будущее России кажется туманным.

Поэтому на плечи современных российских монархистов падает тяжелая ноша – восстановление традиции дарения, за коей скрывается традиция долга своего. И здесь нельзя вновь не вспомнить верные слова Александра Панарина: «…современный консерватор – это одновременно и тонкий герменевтик, разгадывающий утаенный от предшественников смысл традиции, и мужественный реставратор, делающий дело, невзирая на протесты крикливой передовой общественности».

Любовь монарха к Отечеству – дар, но и любовь народа к самодержцу – дар тоже, нельзя это позабыть, ибо сим держится наша цивилизация, наша страна и наша самобытность.

Fac officium, Deus providebit! («Исполняй свой долг, а Бог поможет [снабдит]!»)

Александр Гончаров

Источник: rusorel.info

0

"Грядут большие перемены"