На войне как на войне

Россия находится в состоянии войны. Эта данность всё более осознаётся сегодня практически всеми вменяемыми людьми, понимающими, что пацифистское блеяние в духе «лишь бы не было войны» сегодня не просто глупо, но гибельно для России.

Ведь, в конце-концов, любая война – это по сути своей борьба за мир. За тот мир, который будет «потом», на что у каждой из воюющих сторон есть своя точка зрения. Поэтому всевозможные «холодные», «гибридные», информационные, террористические, экономические и прочие войны по смыслу и целям являются именно войнами, отличаясь от собственно войн только методами да количеством жертв. Да и то не всегда. Ибо, как говаривали античные римляне, «плохой мир даже хуже войны». Так вот, в том будущем мире, который хотели бы получить наши геополитические и цивилизационные противники, Россия в случае поражения неминуемо будет даже не покорена и снова превращена, как в 90-е, в бесправную «большую бензоколонку», а уничтожена и расчленена. Ибо ещё одного шанса «взбунтоваться», как это было после «нулевых», ей, разумеется, никто не даст.

Таким образом, оценка нашего времени как «предвоенной поры» образца этак 1939 года выглядит вполне похожей на правду. Но тогда, при всех просчётах в военном строительстве, оборонной стратегии и кадровой политике предвоенных лет, СССР обладал рядом совершенно недоступных для современной России вещей, в конце концов  и принесших ему непобедимость, а затем – и победу. 

***

«Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике» - справедливо полагал мудрый древнекитайский военный теоретик Сун Цзы. Действительно, война («горячая» или «холодная» - любая!) требует от страны, прежде всего, обретения внутренней крепости, не позволяющей врагу её победить. И уже потом следует дожидаться ошибки противника, чтобы воспользоваться ею и победить самому.

Внутренняя же крепость, дающая непобедимость, складывается из многих компонент – тут тебе и экономический уровень, и военная мощь, и территория с ресурсами. Но самое главное и определяющее при этом – внутреннее единство общества перед лицом внешних вызовов и степень его готовности к жертвам ради общей победы. Поэтому, когда мы заслуженно гордимся, наблюдая репортажи о новых российских системах вооружений, растущую выучку и потенциал нашей армии, следует всегда помнить, что всё это – лишь средства достижения победы, но не факторы, обеспечивающие внутреннюю крепость, а значит – непобедимость.

Сегодня практически все исследователи общественных настроений отмечают как данность недовольство населения нынешним застоем, толерантно именуемым «стабильностью», потерю им веры в то, что Государство (и лично президент) знают, куда движется и что строит страна, утрату надежды на то, что Государство – за них, а не против.

Более того, целый ряд факторов, ранее способствовавших рейтингам если не «Единой России», то Президента, сегодня перестают работать. Инерция «Русской весны» (перепугавшимися её размахом «элитами» переименованной в региональную «Крымскую весну») прошла практически полностью. Военные действия в Сирии перешли в заведомо затяжную фазу, уйдя с первых полос новостей и уже не способствуя сплочению нации. Транслируемые телеканалами бравурные отчёты о «росте доходов россиян на 8,7% за год» на фоне роста налогов и цен буквально на всё, вызывают у людей не обещающий ничего хорошего злой смех, а попытки оправдать заведомо грабительскую пенсионную реформу -  жгучее желание прибить тех, кто это делает.

Стоит ли удивляться, что в таких условиях непоколебимый, казалось, рейтинг президента Путина заметно упал, зато чуть ли не половина учащейся в ВУЗах и колледжах молодёжи (которые через 5 лет составят основу избирателей и армии) поддерживает Навального?!

А теперь спросим себя: насколько всё это стыкуется с необходимостью внутренней крепости страны перед лицом внешних угроз?!

***

Можно сказать, что, как устойчивость плоскости определяется тремя точками, устойчивость такой страны как Россия определяется общественной легитимностью (т.е. общественным признанием правильности) трёх базовых вещей: официального мировоззрения (ценностей), отношений собственности и национальных отношений. Посмотрим, как обстоит дело с этим сегодня.

1). Общественная легитимность официального мировоззрения. Т.е., набора ценностей и смыслов, определяющих как цели развития страны, так и её принципиальные подходы к сути экономики, политики, устройства общества и т.д.

При формальном конституционном запрете на существование в России любой госидеологии, общепризнанных ценностей как бы не существует вовсе. В итоге «идеологический вакуум» заполняется либо ценностями, привнесёнными извне (что приводит к развитию страны в чуждых ей интересах, как в 90-х), либо замаскированными красивыми пропагандистскими лозунгами «шкурными» интересами наиболее влиятельных российских кланов, использующих страну как свою «кормовую базу». В качестве негласной квазиидеологии при этом обществу транслируются такие вещи как:

· анти-справедливость: «нерушимая частная собственность» (украденная и присвоенная в 90-х),

· анти-солидарность: конкуренция каждого с каждым за место под солнцем, при которой «выживают сильнейшие», как основа межчеловеческих взаимоотношений;

· анти-социальность: приоритет личного блага перед общественным, личных прав перед обязанностями и выгоды перед нравственными нормами.

Излишне говорить, что подобные мировоззренческие подходы, по сути оставшиеся неизменными с начала 90-х, диаметрально противоречат национальной ментальности, духовности и культуре не только русского, но и всех прочих коренных российских народов, а значит, легитимными в общественном сознании не являются.

2). Общественная легитимность отношений собственности. Т.е. признание обществом существующего распределения собственности как справедливого и отвечающего общим интересам.

Состоявшееся в начале 90-х изъятие созданной несколькими поколениями «общенародной собственности» и произвольная передача её в частную собственность некоторому количеству физических лиц было «проглочено» обществом исключительно под обещание, что социальный характер государства и все имевшиеся социальные гарантии будут не только сохранены, но и усилены. Произошло всё, как мы знаем, с точностью до наоборот. При этом бизнес ведёт себя однозначно антисоциально, превратившись по большей части в слившийся с паразитарной чиновничьей прослойкой новый «эксплуататорский класс», рассматривающий Россию как своё поместье с крепостными - источник дохода для вывоза его за границу.  Т.е. с негласным «общественным договором» спевшиеся Бизнес и Государство «кинули» Народ, и именно поэтому отношения собственности в России легитимными в общественном сознании не являются.

3).Общественная легитимность национальных отношений. Т.е. существующей в стране системы отношений между её основным, государствообразующим народом и всеми остальными народами и этническими группами.

Устойчивость государства определяется прежде всего государственным патриотизмом преобладающего в стране государствообразующего народа, особенно – в России, где русские составляют 80% населения, что по международным критериям делает страну «мононациональной». Однако в России исторически сформировался «имперский» подход к межнациональной теме, согласно которому «государствообразующая» роль русских была общепризнанной, но при этом другие народы сохраняли право на культурную самобытность, а их лучшие представители включались в общеимперскую элиту. Тот же примерно подход был и в позднем СССР.

В современной же России русские как народ лишены какой-либо правосубъектности и поражены в правах сравнительно с рядом других этносов. Более того,  сейчас предпринимаются попытки вообще объявить «Российской нацией» не союз народов, сложившийся вокруг государствообразующего русского, а, как в США, сборище одиночек разной этнической принадлежности, имеющих одинаковые паспорта.  Таким образом, межнациональные отношения подходят к точке полной общественной нелегитимности, что чревато взрывом при малейшей внешней попытке инициировать межнациональные конфликты.

В итоге, как ни печально это признать,  с точки зрения «внутренней крепости» Россия абсолютна неустойчива и более чем уязвима. 

***

Ещё одним важнейшим фактором, влияющим на «внутреннюю крепость», является правильное отношение к пониманию своего гражданского долга в период войны со стороны управленческих «элит», бизнеса и руководителей Государства. Во все времена наша страна оказывалась боеспособной и побеждала, когда противостояние внешнему врагу становилось (хотя бы на время войны!) общенациональной задачей, которую решали все сообща – независимо от социальной, религиозной и национальной принадлежности.

В связи с этим, ответим себе на два принципиальных вопроса:

1. Готовы ли 10% россиян, обладающих ныне более чем 82%  национального достояния России, взвалить на себя и абсолютно большую часть «общего тягла», павшего на всех нас в процессе защиты от внешней угрозы?

2. И готово ли Государство побудить (а если надо, то и принудить) их  поступить именно так, а не иначе?

Увы, ответом на оба эти вопроса в современной России, очевидно, будет однозначное «НЕТ».

Если кто забыл, то февральский переворот 1917 года – при стабильном фронте и практически гарантированной победе в Мировой войне в течение ближайшего полугода – стал возможным прежде всего потому, что дичайшее казнокрадство и воровство со стороны высшего чиновничества и бессовестная нажива бизнеса на военных поставках  воспринимались изнемогавшим от тягот народом как разновидность измены. А полное нежелание Власти с этим бороться (мол, «потом разберёмся, когда победим!») делало её в глазах общества соучастником и организатором этого предательства. Именно поэтому когда думские либералы, генералитет и часть высших элит устроили переворот, красиво названный затем «февральской революцией», на защиту свергнутого законного императора не встал практически никто.

Но не то же ли самое мы видим сегодня? При всех санкциях и напряжении сил, число миллиардеров в России почему-то растёт, как и размеры их состояния. А Государство бдительно стоит на страже интересов прежде всего этой узкой прослойки граждан, не допуская даже мысли о том, чтобы обложить этих людей прогрессивным налогом на сверхдоходы, как это делают в обожаемых либералами «цивилизованных странах». А ведь разница в доходах 10% самых бедных и 10% самых богатых граждан в Российской империи накануне революции была всего-то в 6,5раз, в то время как в сегодняшней России – 17 раз! При этом  любые «дыры» в бюджете, любые проблемы в стране компенсируются Властью не иначе как за счёт наложения дополнительных тягот на всё прочее население. «Бедные платят за богатых» - вот главный подход в российской внутренней политике, все же уверения в «росте благосостояния в среднем по стране» - из серии «один питается мясом, другой – только капустой, но в среднем – все едят голубцы».

Между тем, из истории известен случай, когда в самый напряжённый момент Второй Пунической войны сенат изнемогавшего от борьбы Рима принял решение – прежде чем ввести новые налоги, сдать «в фонд обороны» практически всё личное состояние сенаторов и консулов, за исключением оставленных на жизнь скромных сумм. Именно такой подход «элит» к распределению военных тягот позволил Риму избежать внутренней смуты, устоять и победить, когда, казалось, всё было против него.

В точности такой же подход демонстрировал и наш народ во время Великой Отечественной войны, когда, помимо обязательных тягот, все более или менее состоятельные люди, предприятия и организации (включая ещё недавно гонимую Церковь) жертвовали деньги в «фонд обороны» на строительство дополнительных танков и самолётов. И именно эта пронизывающая всё общество самоотверженность стала одной из главных причин нашей победы над фактически всей «объединённой Европой».

А теперь спросите себя – что напоминают нам подходы «элит» и Государства в нынешней России – самоотверженность древних римлян и «военного» поколения граждан СССР или паразитирование имущих классов и чиновничества на войне образца 1917 года? Ответ, думаю однозначен. Следовательно, и исход неминуемо будет таким же, если Государство срочно не возьмётся за ум само и не заставит имущие классы сделать то же самое - хотя бы в целях самосохранения. 

***

И последнее. Раз уж мы признаём, что против нас ведётся война, то наличие в стране «пятой колонны», готовой ударить в спину и «открыть ворота врагу», бесспорно, является миной замедленного действия, подлежащей беспощадной ликвидации ещё до перехода боевых действий в более или менее «горячую» стадию.

Иван Васильевич Грозный отнюдь не был параноиком с манией преследования, как изо всех сил хотят его представить вот уже более 250 лет разного рода «прогрессивные» квазиисторики. И вовсе не по причине врождённой жестокости (кстати, сравнительно с европейскими монархами – своими современниками, он был изрядным гуманистом) рубил он головы боярам, сдававшим врагу города, приводившим на Русь иноземцев, устраивавших бесконечные заговоры и травивших одного за другим царских жён и детей… Да и Иосиф Виссарионович Сталин, ликвидируя   огромный троцкистский заговор в армии и НКВД, делал это отнюдь не по причине излишней подозрительности. Просто оба понимали смертельную опасность для воюющей страны «пятой колонны», и принимали непростые, но необходимые в такой ситуации меры.

А теперь – важное уточнение. Под «пятой колонной» сегодня следует понимать отнюдь не только и даже не столько «грантоедские» НКО и разного рода мелкотравчатую «несистемную оппозицию» с поддержкой по стране в 1,5%. Но и о тех, кто своими действиями вольно или невольно способствует тому, чтобы превратить деструктивные силы в нечто действительно дееспособное и опасное.

Это и реформаторы из Правительства, по сути укравшее деньги и будущее у нескольких миллионов пенсионеров и показавшее всем прочим, что рассчитывать на честность и верность своему слову Государства нет никаких оснований. Это и наш антисоциальный бизнес, наращивающий капиталы при любых санкциях и любом обнищании народа и выставляющий свою роскошь напоказ.  Это и депутаты разного уровня, живущие в совершенно иной реальности и действительно полагающие, что на 3500 рублей в месяц можно не сдохнуть с голоду. Это и пропагандисты из СМИ, несущие такую откровенную ахинею, оправдывающую любую несправедливость, что люди перестают верить даже самой правдивой и достоверной информации.

Но самые опасные – это когорта «лоялистов», открыто и повсюду призывающих ничего не менять и никого не критиковать (особенно же – действия Президента), потому как «мы же на войне», а значит любой, критикующий Власть – это априори «агент Госдепа». Право же, не удивлюсь, если выяснится, что господа, пропагандирующие столь дебильно-верноподданнические взгляды, на самом деле финансируются из той же кассы, что и г-н Навальный со товарищи. Ибо, по сути, они с ним делают одно общее дело – убеждают общество, что единственный шанс что-либо изменить и «спасти Россию» - это разнести в хлам всю систему, упорно не желающую меняться через «революцию сверху». То есть, опять-таки ведут ситуацию к февралю 1917-го, со всеми неизбежно последующими «прелестями».

***

Как совершенно справедливо отмечали французы,  «À la guerre comme à la guerre» - «на войне как на войне». То есть, те подходы, оценки, действия и решения, которые единственно оправданы на войне, так как ведут к победе, могут и должны быть принципиально иными, чем применяемые в дни мира. И этот естественно правильный подход совершенно необходимо усвоить российской Власти, если в начатой против России очередной войне она хочет действительно победить, а не сдаться на более-или менее приемлемых для себя лично условиях.

России необходимы кардинальные изменения по сути, причём срочно – ибо даже тех 10 лет, которые, как справедливо полагал Сталин, перед началом его реформ отделяли СССР от войны, у нынешней России просто нет. Если же всё пойдёт и дальше, как теперь, то очень может быть, что в решающий для страны момент призыв Президента к народу в духе сталинского «братья и сёстры» никем не будет услышан. А вот это уже будет действительно страшно.

В.Е. Хомяков

Источник: http://zavtra.ru/blogs/na_vojne_-_kak_na_vojne

0

"Грядут большие перемены"