Евгений Саржин: Сергей Лепин хочет «подружиться с тигром»

Можно ли совместить принадлежность к каноническому восточнославянскому православию и идеологию в духе БНФ? Или, шире – может ли быть дружба с теми, кто вас ненавидит?

Священник и «змагар»

Однажды проводилась встреча школьников с бывшей узницей концлагеря Освенцим. Она сказала детям, что самый важный урок её жизни был прост – если кто-то говорит, что ненавидит вас и хочет убить – поверьте ему. Сражайтесь или бегите, но главное – примите его слова серьезно, потому что такими вещами не шутят.

Этот урок от человека, пережившего Холокост, актуален и сейчас, причем во многих сферах жизни. Ненависть живет и среди нас, просачиваясь из разных щелей. Мы помним недавно нашумевший случай – выступление священника Белорусского Экзархата Русской Православной Церкви Сергея Лепина на бело-красно-белом празднике под соответствующим знаменем и соответствующей риторикой. Казалось бы, причем здесь слова бывшей узницы Освенцима? Но на самом деле связь есть. Всегда странно выглядят люди, пробующие подружиться с теми, кто их ненавидит.

Вы наверняка сталкивались с идеологией БНФ. Что бросалось вам в глаза в первую очередь? Могу сказать, что сходу видел я – не любовь к Беларуси (она у них весьма специфичная, пополам с презрением к «несьвядомым» и «рабским» согражданам), а ненависть. Ненависть ко всему, что включает в себя второй корень названия нашей страны – будь-то история, культура, вера. Смакование средневековых конфликтов, слепая вера в самые дикие нелепости про «финно-ордынских московитов» из под пера какого-нибудь Деружинского, злорадное обсасывание всех неудач России – все это может видеть любой человек с сколь-нибудь непредвзятым мышлением. Очевидно, что созданная огромными усилиями единая православная церковь Московского Патриархата входит в список «раздражителей», вызывающих ненависть у «змагаров». Казалось бы, куда уж проще – например, вы священник или просто прихожанин православной церкви. Без фанатизма, но все же воспитаны в этой вере, принимаете её сердцем. Вы видите перед собой людей, не скрывающих своей ненависти ко всему, что за этой верой и церковью стоит. Будете ли вы пытаться с ними подружиться?

Оказывается, есть такие, что пытаются. Причем их не смущает даже опыт наших южных соседей и родичей, о котором стоит поговорить отдельно.

Подружиться с тигром

Говоря об Украине, я руководствуюсь не данными СМИ. У меня самого по одной ветви украинские корни и родичи, я часто бываю в этой стране, прекрасно читаю по-украински. Наблюдение за тем, как складывалась настоящая ситуация на Украине подталкивает к однозначному выводу – там архитектура всего идейного здания в точности та же. И её фундаментом была ненависть – причем породил её не крымский кризис, не война на Донбассе, не майдан, даже не репрессии или голод 1932-33-го, она таковой была изначально. Изданный в начале 1910-х гг. во Львове «манифест» украинского националиста декларировал для него обязательную ненависть ко всему «московскому», включая, если необходимо «свою жену-московку, детей-москалят». Крах коммунистической идеологии, идеологический вакуум девяностых и глубоко укорененные комплексы и предрассудки многих украинцев привели к тому, что эта «идея» оказалась вынута из эмигрантской плесени и начала стремительно заполнять информационное пространство, в том числе и церковное.

Очевидно, что в рамках идеологии ненависти ко всему русскому («московскому») никакого места для общей с Россией православной матери-церкви не может быть. Первые попытки украинской автокефалии относятся еще в 1918-му году. Не вдаваясь так глубоко в историю, надо сказать только, что тогда она не удалась, как и строительство державы под лозунгами украинского национализма (УНР, аналог нашей БНР). Но в 1990-е гг. идея воскресла в своем первозданном виде.

И показательна здесь политика УПЦ МП. Казалось бы, видя перед собой своих смертельных врагов, которые сами себя так декларировали, в церкви и в миру, линия поведения должна быть однозначной. Но нет – нашлось немало людей, попытались доказать, что «не все так однозначно». Можно вспомнить, например, деятельность архиепископа Александра Драбинко, который активно налаживал контакты с раскольниками из самопровозглашенной УАПЦ и объединял вокруг себя «европейски ориентированных» священников. Они предлагали «отменить» анафему Ивану Мазепе, не упоминать (лишний раз) московского Патриарха на богослужении, даже делали реверансы в сторону украинских националистов и их идеи «Украины-Руси», которая, якобы, принципиально противостояла «Московии». Например, в одной православной церкви на Буковине (Черновицкая область) возник скандал из-за того, что священники упоминали «святую Русь», и они покорно согласились изменить её на «святую Украину». Архиепископ Криворожский и Никопольский Ефрем принимал участие в торжествах по поводу «Дня Злуки» (день объединения УНР и ЗУНР). Таких реверансов было немало.

Конечно, у человека могут быть какие-угодно политические и религиозные взгляды, он может ходить в любую церковь, или не ходить ни в одну. Но эти люди пытались объединить несоединимое – остаться в лоне Православной церкви Московского Патриархата, но при этом подмигнуть украинским националистам, у которых от одного слова «Москва» выступала пена на губах. Это все напоминает известную индийскую байку про крестьянина, который решил подружиться с тигром. Чтобы не пересказывать байку целиком – закончилось все тем, что тигр съел крестьянина.

Дорога к капитуляции

В рамках УПЦ МП хватало людей, несогласных с ростом украинского национализма, и были даже отдельные священники, которые пытались ему противостоять. Но все это не вылилось в единую, стройную позицию принципиального его отрицания. Большей частью, авторитеты церкви старались особенно не вмешиваться в политику. Как мне рассказал мой воцерковленный знакомый из Западной Украины, церковники большей частью старались быть в стороне от политики, считая, что церковь вне этого и над этим – а какие там у кого взгляды, это уже личное дело священника или мирянина.

Между тем, их оппоненты совершенно не смущались такими вещами. Раскольники из УАПЦ открыто проповедовали русо- и москвофобию, Московский Патриархат называли «кривославием», с началом националистического переворота на майдане открыто поддержали его. Впрочем, от них этого как раз можно было ожидать. Парадоксально то, что на майдане были и священники УПЦ МП, которые тоже одобрили «народный протест» и не услышали «москалів на ножі».

А потом оказалось, что за все придется расплачиваться. На каноническую православную церковь обрушилась лавина гонений. Дело уже даже не в травле в провластных СМИ (а с оппозиционными в нынешней Украине напряженно), боевые отряды националистов открыто нападали на церкви, подвергали их вандализму, оскорбляли и запугивали верных священников и прихожан. Граффити в стиле «Геть московських попів» густо украсили стены церквей, власть не реагировала и не реагирует на эти выходки.

Если не считать реакцией, конечно, вновь поднятую идею о «единой поместной украинской церкви», то есть фактическом разгроме Православной Церкви Московского Патриархата, её полном вытеснении из духовной жизни современной Украины. И снова эти идеи озвучивает президент (кстати, формально – прихожанин УПЦ МП).

И теперь под вопросом является уже сохранение главной святыни русского (не «московского» а именно общего для Святой Руси) православия – Киевской Лавры. Не помогли робкие оправдания, что-де церковь вне политики и территориальную целостность Украины не ставит под вопрос. Общая для всех восточных славян каноническая православная церковь все равно останется врагом для «сознательных украинцев» — как и для «бело-красно-белых» змагаров. Никакие реверансы не помогают, ибо их единственное требование — это полная самоликвидация. Эти люди прямым текстом говорят, что они вас ненавидят и хотят изничтожить – если не физически (хотя и это не исключается), то духовно и идеологически. Но нет, им не верят – а может они не такие плохие? Может, с ними можно подружиться? Но индийская байка ясно говорит о том, чего стоит «дружба» с тигром.

Евгений Саржин

Источник: http://teleskop-by.org/2018/05/08/evgenij-sarzhin-sergej-lepin-hochet-podruzhitsya-s-tigrom/

0

"Грядут большие перемены"