Ответ Евангелия неверующим

"Жизнь Старца была житием преподобного. Он монах старой школы и в нем была жива монашеская традиция, а таких людей сейчас немного. Не увидеть в Старце истинного монаха было невозможно. Ибо он от «младости прилежно подвизався, от Бога наставляем». Все, чем и как он жил, было согласно иноческим обетам и имело высокую аскезу. Благочестивая молитвенная жизнь с детства отделила его от мира и его страстей. Подобно Свт. Афанасию Александрийскому, отроком он уже крестил эстонских детей, и это крещение было принято духовенством. Их только миропомазывали. От Самого Господа было даровано такое пламенное служение и понятие об Истинном Боге. Многим помнится, что Батюшка не разрешал монахам стричь волосы. Одному Владыке он строго запретил: «Волосы-то какие у Вас чудесные… Никогда не подрезайте их… Можно только усики немного подправить, чтобы Святой Чаши не касались». Владыка не мог понять, почему Старец придавал такое значение волосам: «А я подстригаю, когда они мне мешают». Батюшка заметил на это: «Мы ведь монахи, уже пострижены. Волю свою отсекли перед Господом вместе с волосами. Мне Владыка Вениамин, когда в иночество посвящал, отрезал волосы, и заповедал: никогда больше не отсекать волос… Я его слушаюсь».
В связи с этим, замечательно повествование дальней родственницы: «Николай был старше. У него сильно длинные волосы были. Ходил он в церкву, не пропускал ни одного праздника, и хоть какая погода, он придет в церкву. У моего отца осталась бритвенная машинка еще с Первой мировой войны, и он хотел Николаю подрезать волосы: «Ну, что такие длинные волосы у мальчишечки, ну, зачем, вши заведутся!» А Николай, ну, ни за что не давал отсечь волосы. И так плакал, так плакал! А мой отец все повторял: «Ну, что он ходит в церкву с такими длинными волосами?» И отец мой хотел Николаю наголо голову обрить, а Николай плакал и ни в какую не давался! Ему было в то время 9-10 лет. Ну, что я могу сказать о Николае?! Только ему был Бог и Храм! Бог и Храм, и все!».
«Меня с детства все монахом называли, — не раз говорил мне Старец. — А я и рад, я действительно монах. Никого, кроме Господа, не знал и не искал. Ведь это награда от Господа — монашество, призвание Божие.
Такая небесная радость служить Жениху Небесному»… Не мог святой отрок дать отсечь власы, ибо уже был пострижен духовным отцом, Владыкой Вениамином, по откровению, бывшему от Господа. Батюшка рассказывал: «Я очень Владыку почитал, любил как отца… А он и был мне отец… Духовный… Куда он — туда я, как ниточка за иголочкой. Он меня брал на приходы… Требники, Служебники ему подавал. Как бы келейничал немного. Поверьте, если бы ни он, я и в школу бы не ходил… У меня была другая школа… А Владыка повелел — и я не ослушался»… Отец Николай, принявший в отрочестве от Священномученика Вениамина Петроградского наперсный Крест как святительское благословение на старчество и архиерейство, несказанно любил Россию. Говорил, что она дорога ему своим мученичеством, исповедничеством, святостию и Истинным Православием.
Вскоре после расстрела Владыка явился отроку во Духе и сказал, что он Мученик у Христа, а мощи его были сброшены в Финский залив. «Ушли под воду» — сокрушенно качая головой, молвил Батюшка. Услышанное при этом явлении ангельское пение «Господи, помилуй!» положил на ноты. В рукописи его рукой отмечено: «Светлой памяти духовного отца Митрополита Вениамина (1922)». Каждый раз, говоря о Владыке, напоминал предсмертную исповедь Мученика, написанную на листочке, сокрытом внутри клобука: «Я умираю и возвращаю мой клобук незапятнанным»... Старец Николай потом добавит: «Незапятнанным оставляю мой клобук и я».
Строгая верность Православию, Воле Божией, глубокая молитвенность, любовь к родным, русским духовным традициям и церковнославянскому языку. Смиренное и богодухновенное служение… В официальной биографии отца есть некоторые пробелы, невыясненные детали отдельных событий, в частности, с начала 1930-х гг. и вплоть до 1942 года. Эти годы целиком попадают на время самых страшных гонений на Церковь, и свидетельством для нас может быть, в основном,только скупое слово самого Батюшки. Во всех публикациях стараюсь привести наиболее полно его свидетельства о себе, которые Батюшка мне доверил. Иногда можно услышать: нам не важно, кем был отец Николай... Главное, что мы к нему ездили, он нам помогал и жил для нас, и мы его любим таким, каким он был... А каким он был?.. Разве это не важно почувствовать и понять? Разве мы так совершенны и не нуждаемся в живой воде из святого источника? Печально... И есть даже священники, которые утверждают и пытаются убедить всех, что монашеские и епископские фотографии отца Николая, что само по себе — документ, и даже грешно о чем-то спорить, и его слова «А я — Архиерей!» — произнесенные не раз в присутствии многих и чудом сохранившиеся в видеозаписи, и иные свидетельства его епископства — ничего не значат… «Я тоже могу одеться во все монашеское — и сфотографироваться... Мы в своем роде все — архиереи!» — сказал один священник, не задумываясь, что даже слышать такое невероятно. А Батюшка Николай был совсем другого духа — истинного, православного. Слово Старца не вместилось во «внешних» христиан, как некогда Слово Христа не могло вместиться в иудейских старейшин по причине злобной ненависти и зависти. Некоторые составители воспоминаний упорно стараются представить отца Николая как заурядного, ничем не отличающегося от других батюшек священника, идущего в ногу со временем, преклоняющегося пред власть имущими и живущего в мире с миром. Привязывают все многотрудное и почти столетнее житие святого к одной фразе: «Нам он это не говорил!» — И вывод: значит, этого не было. Потому что они — не слышали Нет, не просто не слышали, а не веровали Старцу, ибо у Апостола сказано: «Но как призывать Того, в Кого не уверовали... Господи, кто поверил слышанному от нас? Итак, вера от слышания, а слышание от Слова Божия... Но спрашиваю: разве они не слыхали? Напротив, «по всей земле прошел голос их, и до пределов вселенной слова их... А Исаия смело говорит: “Меня нашли не искавшие Меня; Я открылся не вопрошавшим о Мне”» (Рим. 10. 14-20). В отрицании человек вообще не может ни слышать, ни воспринимать слово. «Внешние» идут наперекор всей древней Церкви, имеющей тысячи тысяч свидетельств подобного чудесного и непостижимого в жизни святых. Вот дивное и непонятное, неведомое всему миру, но открытое лишь одному Старцу Зосиме — житие Марии Египетской... И как бы мир узнал о великой подвижнице духа преподобной матери Марии? Ведь никого не было рядом. К ней никто не ездил... И не приписана она была ни к одному монастырю, и не была прихожанкой никакого Храма! Она не жила ради паломников, которым было безразлично, «кто она» — лишь бы получить от нее желаемое чудо. Господь хранил эту жемчужину для укрепления нашей Веры, для того, чтобы мы очистили себя от всего недостойного, что мешает вселиться в нас Божественному Свету, и чтобы уповали на Милосердие Его к падшим, зная, что Спаситель может прославить и кающихся грешников. Пришедшему к ее святыне в конце таинственного и неповторимого пути Старцу Зосиме, она при жизни даже не открыла свое имя. Он узнал его только через год, придя на тот же высохший поток в пустыне За-иорданской, где сорок восемь лет она приуготовлялась к Царствию Небесному, терпя великие скорби и страхи, ведя брань с демонами... Зосима пришел и увидел на том месте иссохшее тело. На песке, над ее головой, было написано: «Похорони, авва Зосима, на этом месте тело смиренной Марии, предай прах праху. Преставилась я 1 апреля, в самую ночь Спасительных Христовых Страданий, по причащении Божественных Таин». Вот и все житие... Вся автобиография, да еще несколько покаянных фраз, оброненных авве Зосиме при первой встрече. Что было бы, если бы и Зосима не поверил, как «красные»? — Страшно представить... Мы не имели бы Заступницу на Небесах. Но Старец видел чудо — и мы верим ему. — Почему же ныне не верят Батюшке?
Удивительно говорит об этом Евангелие на жен-мироносиц: «Воскресши рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов. Она пошла и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим. Но они, услышав, что Он жив и она видела Его, не поверили. После сего, явился в ином образе двум из них на дороге, когда они шли в селение. И те, возвратившись, возвестили прочим, но и им не поверили. Наконец явился самим одиннадцати, возлежавшим на вечери, и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его Воскресшего не поверили» (Мк. 16. 9-14). — Таков ответ Евангелия всем неверующим... "
( По книге схимонахини Николаи (Гроян) "Русская Свеча" стр 23-28)

Источник: https://vk.com/wall404966216_693

+1

"Грядут большие перемены"