«Его молитва спасала от землетрясений» Памяти священноисповедника Николая (Могилевского)

12/25 октября – день памяти священноисповедника Николая (Могилевского; 1877–1955). Митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Николай (Могилевский) родился в Светлый праздник Пасхи в 1877 году, в селе Комиссаровка Екатеринославской губернии, в семье скромного псаломщика, который к концу жизни дослужился до протоиерея.

Будущий владыка шел путем прямым и строгим: от послушника монастыря до настоятеля нескольких обителей, от семинариста и студента Московской духовной академии до ректора семинарии, инспектора духовной академии и заведующего миссионерской школой.

 «Слава Тебе, Господи, что я остался на своей Родине!»

Владыка вспоминал о себе: «Благодарил я Господа за то, что хиротония моя состоялась после того, как многие из собиравшихся на Собор в 1918 году архиереев к осени 1919 года уже эмигрировали за границу, и меня рукополагали не двадцать, а два архиерея, оставшиеся, несмотря на смертельную опасность, на своих кафедрах. Слава Тебе, Господи, что я не оказался в расколе, не убежал вместе с другими за границу, а остался на своей Родине».

Испытания и скорби

Владыка прошел в своей жизни многочисленные испытания и скорби. Арест в 1924 году, следующий арест в 1925 году, двухлетнее заключение, новый арест в 1932 году, пять лет лагерей, еще один арест в 1941 году. Владыку, как социально опасный для советской власти элемент, отправили в глухую полупустыню на железнодорожной станции Челкар, с ее сыпучими песками и знойными ветрами летом и ледяной пургой зимой. Охранники вытолкали седого владыку ночью зимой на перрон пустынной станции в одном нижнем белье и рваном ватнике, без багажа, без денег, без документов, только с удостоверением, с которым он должен был регулярно отмечаться в местном отделении НКВД. От недоедания и холода тело его было покрыто нарывами, от грязи завелись вши.

 Много лет спустя владыку спросили, не было ли в этот момент в его сердце ропота или обиды. Он ответил: «На все воля Божия. Значит, было необходимо перенести мне это тяжелое испытание, которое закончилось большой духовной радостью. Господь не посылает испытаний сверх сил никому. Так и мне Он всегда посылал испытания, а вслед за ними духовные радости».

Служение Богу и ближним

В 1945 году указом Патриарха владыка Николай был назначен в Алма-Ату с титулом архиепископ Алма-Атинский и Казахстанский. Он прибыл в столицу Казахстана в день празднования Иверской иконы Божией Матери.

Детская простота, беззлобие, молитвенность, верность монашеским обетам, наконец самый вид старца располагали к нему сердца людей. Принимал он всех, независимо от возраста, пола и национальности. И к нему шли все, потому что знали, что владыка всегда даст хороший и дельный совет, при нужде поможет материально и своим добрым словом, любовью утешит обремененных и страждущих. Когда же ему говорили, что он слишком переутомляется, он возражал, что только молитва, проповедь и служение Богу и пастве дают ему силы жить.

Своей подвижнической жизнью владыка стяжал многочисленные дары: духовное рассуждение, прозорливость, силу исцелять души и тела человеческие.

«Ко мне вернулось зрение»

Ольга Федоровна Орлова из Караганды вспоминала: «В 1946 году я была студенткой третьего курса Алма-Атинского медицинского института… Я заболела тифом. Эта болезнь дала осложнение: у меня произошло помутнение стекловидного тела глаза. Я совершенно не могла читать. Меня освободили от работы с микроскопом. Экзамены я сдавала без самостоятельного чтения – мне читали подруги, а я все запоминала на память. Мне грозило отчисление из института. Я очень боялась этого, потому что непременно хотела стать врачом.

Я уже почти лишилась зрения, когда наступил праздник Крещения Господня. Я пошла в храм на праздник. Когда пришла, великое водосвятие было уже совершено и владыка Николай всех окроплял святой водой. Народу было очень много, и меня оттеснили далеко от владыки. "Господи, – подумала я, – если бы хоть одна капелька попала мне в глаза, ко мне вернулось бы зрение!” Вдруг в этот момент владыка повернулся в мою сторону и окропил мое лицо так, что святая вода обильно попала мне в глаза. С тех пор я стала поправляться, ко мне вернулось зрение и я стала видеть так же хорошо, как видела прежде».

«Владыка предсказал, что я стану переписчицей и переплетчицей»

Валентина Павловна Хитайлова из города Елец рассказывала: «Это было в 1946 году, я была тогда молодая и только начинала ходить в церковь. Владыка стал показывать мне церковные книги, объяснять устав богослужения, рассказывать о гласах в церковном пении. Я думаю: "Зачем он это мне говорит? Разве мне нужно это?” Потом показал очень красиво от руки переписанный акафист. Я спрашиваю: "Неужели это от руки писали?” А он: "И ты так будешь”. Так владыка предсказал, что я и переписчицей стану, и переплетчицей – церковные книги буду переписывать и переплетать».

«Владыка, мне работу дали!»

Иеромонах Иоанн (Хорунжий) вспоминал: «Вот, владыка слово закончил, всех благословил, выходит из храма, а в Никольском соборе восемнадцать ступеней, и на всех ступенях с обеих сторон нищие стоят. Владыка идет и оделяет их – кому рубль даст, кому три рубля. А к кому подойдет, положит руку на голову и скажет: "Иди работай. Тебе Бог работу пошлет, работай”. Потом этот человек приходит: "Владыка, мне работу дали!”».

«Пусть идет, я за нее молиться буду!»

Была на левом клиросе певчая по имени Мария. Она жила в нижнем помещении собора и была тяжело больна. Владыка очень любил ее красивый голос. Бывало, он придет на службу, посмотрит, что Марии на клиросе нет, и скажет: «Идите за Марией, пусть петь приходит!» Пойдут за ней, а Мария лежит без движения, подняться не может. Владыке скажут, а он опять посылает: «Пусть идет, я за нее молиться буду!» Приведут Марию под руки, владыка благословит ее, и она отпоет всю службу, как будто никогда не болела. А как закончится служба, снова силы ее оставляют и снова ее под руки едва доведут до постели. Жила Мария только молитвами владыки. Он говорил ей: «Когда я умру, тогда и ты умрешь». Как он умер, через 20 дней и ее похоронили.

«Без крестика никуда не ходи!»

Однажды после акафиста, помазывая всех святым елеем, владыка неожиданно сказал одной из певчих: «А ты, Александра, крестик никогда не забывай надевать, без крестика никуда не ходи. Когда будешь умываться, крестик не снимай, а то забудешь и уйдешь без креста». Александра не поняла сначала, почему владыка так сказал ей, и лишь придя домой, увидела, что крестик ее лежит на столе. Она, умываясь, сняла его и забыла надеть.

Пока владыка жив и молится за свой город

Как известно, Алма-Ата, бывший город Верный, расположен у подножия Северного Тянь-Шаня. Эти изумительные по своей красоте и живописности горы таят в себе опасность селевых потоков и землетрясений. Здесь неоднократно бывали землетрясения такой силы, что разрушали город до основания и уносили множество человеческих жизней. А мощные селевые потоки, вырвавшись из ледниковых зон и достигнув города, сносили и уничтожали все, что встречалось им на пути. И в то время, когда на Алма-Атинской кафедре находился владыка Николай, в народе существовало такое убеждение: «Пока владыка жив и молится за свой город, ни землетрясение, ни иное бедствие, заслуженное нами за грехи наши, не поразит нас ради его святых молитв». Так оно и было: при его жизни город ни разу по-настоящему не трясло.

«Давайте помолимся! Ни одна душа не погибнет!»

В июле 1947 года владыка должен был лететь в Москву на заседание Сессии Священного Синода. Во время посадки старец стоял у трапа и благословлял всех входящих в самолет пассажиров. Владыка ездил и летал всегда в рясе, несмотря на то, что часто подвергался за это насмешкам. И на этот раз пассажиры начали над ним смеяться, послышались язвительные восклицания: «Ну, нам лететь не страшно, с нами святой летит!» Все сели, самолет поднялся в воздух. Прошло некоторое время, и вдруг забеспокоились летчики: то один, то другой выходят из кабины, что-то осматривают. Наконец старший пилот объявил об опасности: отказывает один мотор.

 Положение было угрожающее, надвигалась катастрофа. Среди пассажиров начиналась паника. Но владыка сказал: «Давайте помолимся! Ни одна душа не погибнет! – а потом добавил: – Лишь немного в грязи выпачкаемся». Владыка встал и начал молиться… через несколько минут все стали затихать, вставать со своих мест и прислушиваться к его молитве. В это время самолет стал падать вниз. Но, к удивлению летчиков, которые знали, каким должно быть это падение, самолет не падал, как обычно, а как бы планировал и тихо опускался вниз. Самолет упал в какое-то заболоченное, но неглубокое озерцо. Двери открыть было невозможно.

Поблизости на полях работали колхозники. Увидев упавший самолет, они немедленно организовали помощь. Трактором вытащили самолет из грязи, с трудом открыли двери. Пассажиры стали выходить. О владыке как бы забыли, но когда люди немного успокоились от пережитого ими страха, то стали подходить и благодарить святого старца. Подошел и старший пилот. «Произошло чудо, отец, – сказал он. – Простите за наши насмешки!» «Бог простит, – ответил владыка. – Бога благодарите и Его Пречистую Матерь и возлагайте свои надежды на святителя Николая Чудотворца».

«Радуйся, Благая Вратарнице, двери райские верным отверзающая!»

В октябре 1955 года владыка перенес тяжелый сердечный приступ. Свою болезнь он встретил молитвой. Особенно напряженно и громко молился владыка в ночь с 23 на 24 октября. Можно было расслышать слова: «Господи, не осуди мя по делом моим, но сотвори со мною по милости Твоей!» Много раз владыка повторял с глубоким чувством: «Господи! Милости прошу, а не суда!» В пятом часу дня 25 октября окружающие заметили приближение конца. Стали читать отходную, дали в руки владыке зажженную свечу, и с последними словами канона на исход души святитель тихо и спокойно испустил свой последний вздох.

 Это было в 16 часов 45 минут, когда в Никольском соборе зазвонили к вечерне в канун празднования Иверской иконы Божией Матери, Которой владыка так любил сам возглашать: «Радуйся, Благая Вратарнице, двери райские верным отверзающая!» Достоин замечания тот факт, что ровно десять лет тому назад владыка прибыл в Алма-Ату и вступил в управление Казахстанской епархией.

На Юбилейном Архиерейском Соборе в августе 2000 года митрополит Николай (Могилевский) был причислен к лику новомучеников и исповедников Российских как исповедник. Мощи святителя были обретены 8 сентября 2000 года. Ныне они находятся в Свято-Никольском соборе Алма-Аты.
«Его молитва спасала от землетрясений»
Памяти священноисповедника Николая (Могилевского) , митрополита Алма-Атинского и Казахстанского
0

"Грядут большие перемены"