Признание крещения инославных как основа для новой экклесиологии

Признание крещения инославных как основа для новой экклесиологии

 

«Крещальное единство» и Всеправославный Собор

Протопресвитер Петр Албан Хиирс

«Βαπτισματική Ἑνότητα» καί ἡ Πανορθόδοξος Σύνοδος

Πρωτοπρεσβυτέρου Πέτρου Ἄλμπαν Χίρς

 

Православное понимание инославного «крещения» проистекает и определяется на основании осознания той истины, что Православная Церковь является Единой (и единственной), Святой, Соборной и Апостольской» Церковью, которая имеет исключительное право на совершение подлинного и единственного в жизни человека Крещения в смерть и воскресение Христа [1]. «Церковь существует и постоянно формируется в таинствах и через таинства. Не участвующие в таинственной жизни Церкви находятся вне тела Христова» [2].

 

«Едино Крещение» и крещение еретиков

Через Святое Крещение человек входит в Церковь, становится членом Тела Христова, следовательно, принятие этого Таинства является основным условием для дальнейшего участия во всех таинствах Церкви. Сам Господь говорил: «Аще кто не родится водою и Духом, не может внити во Царствие Божие» [3]. Самосознание Церкви выражается прежде всего в Символе веры [4], но также и в бессмертных словах Апостола Павла: «Един Господь, едина вера, едино крещение; един Бог и Отец всех, иже над всеми и чрез всех, и во всех нас» [5]. «К этому нерушимому единству относится христианское крещение, на котором зиждется единство Церкви» [6]. «Един Господь, едина вера, едино крещение» – эти три понятия в совокупности «составляют значение Единой и Единственной Церкви и гарантируют ее нерушимое единство» [7]. «Всё, находящееся за Ее пределами, даже если именуется «Церковью», на самом деле является скопищем еретиков, которые потеряли одну и единственную веру в Одного и Единственного Бога и, как следствие, совершаемое ими крещение не является христианским крещением» [8]. По этой причине еретики и раскольники входят в лоно Церкви через крещение.

Церковная икономия

Поскольку Церковь является в полном смысле «домостроителем таин Божиих» и их полноправным распорядителем, то Она, сообразно Своим целям, может применять икономию: принимать, если посчитает должным, те «таинства», которые совершаются за пределами Церкви неправославными, «хотя эти таинства только именуются таковыми, но не имеют действительной силы, поскольку они совершены за оградой Православной Церкви» [9]. По этой причине Священные Каноны и Священное Предание предусматривают применение «церковной икономии». Эта мера, направленная на уврачевание нарушения Священных Канонов, применяется к тем, кто немощен в вере и в экклезиологическом общении (т.е. к еретикам и раскольникам), но кто, однако «сохраняет… и соблюдает по форме все признаки канонического крещения» [10], то есть, совершает «крещение тройным погружением в том порядке, как предписывает его апостольское и святоотеческое предание» [11]. Если это условие не действует, применение «церковной икономии» не является созидательным и целесообразным.

Роль церковной икономии и ее границы

Применение икономии никоим образом не влечет за собой признание как таковых таинств неправославных. Она касается «таинств» только тех, кто желает присоединиться к Православной Церкви [12]. Это происходит потому, что ересь и раскол повлекли за собой отпадение от Единой и Единственной Церкви и, как следствие, потерю апостольской преемственности и канонического священства [13]. Поэтому Церковь, всегда руководствуясь пастырской заботой, применяет икономию в особенных случаях, только когда это ведет к возвращению инославных, не омрачая истину Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви [14]. Икономия всегда применяется с учетом духа и характера церковного канона, по отношению к которому она применяется, и имеет одинаковую с ним цель, руководствуясь акривией в качестве ориентира и ключевых принципов, сформулированных в Евангелии. «Несмотря на то, что икономия выходит за границы канона, она ни в коем случае не может ему противоречить… Она может выходить за пределы дозволенного, но никогда не имеет разрушительный характер» [15]. Применяет ли Церковь восполнение крещения «по акривии» или «по икономии», восполнение миропомазания или исповедания веры (при условиях, которые, по большей части, сегодня не действительны), это не означает никаких изменений в православной экклесиологии или в богословии Таинств, а просто изменение в пастырской практике» [16].

Признание еретического Крещения как такового и принятие экуменической теории «разделенной церкви»

Православной концепции Церкви противоречит теория экуменистов, главенствующая в ряде документов и заявлений относительно Крещения, подписанных в Ливане, Ватикане, Америке, Австралии, Германии и других местах [17]. По сути, эти заявления согласуются с новой экклесиологией ІІ Ватиканского Собора. Эта экклесиология включает в себя учение о крещении еретиков, которое уходит своими корнями исключительно в богословский мир латинян, после раскола; оно было принято на соборном уровне и представляло собой новшество, которое нашло выражение на ІІ Ватиканском Соборе. Экклезиологические взгляды известных экуменистов, даже несмотря на то, что они уступают более прогрессивным выводам II Ватиканского Собора, тождественны соответствующим взглядам латинян по основополагающим элементам новой экклесиологии. Два ключевых момента новой экклесиологии, которые мы обозначили ранее – признание Крещения инославных как такового, и последующее признание «церковного характера» инославных конфессий – были приняты известными современными экуменистами.

Высокопоставленные иерархи утверждают, что Православная Церковь и ересь католицизма – это «братские Церкви, вместе несущие ответственность за сохранение Единой Церкви Божией» и призывают православных признать, что мы разделяем с латинянами общее крещение и общую жизнь в Таинствах [18]. Из этого признания общей жизни в Таинствах проистекает разделение Церкви de facto, не только с «исторической», но и с «онтологической» точки зрения [19]. Кроме того, они открыто («с непокрытой главой») провозглашают всеересь новой экуменической экклесиологии, которая продвигает идею Церкви, разделенной «во времени». Они явно выразили главный принцип новой экклесиологии: а именно, что Единая и Единственная Церковь не существует сегодня исключительно в рамках Православной Церкви, и что разделенные Церкви не перестают быть единым целым, несмотря на то, что ими было потеряно единство в вере [20].

Я прошу вас обратить внимание на то, что здесь, как это указано и в предсоборном документе «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», выражаются одновременно две противоположные идеи:

1) Церковь Едина (вероятно, имеется в виду, вне времени), или, по-другому, по своей онтологической природе,

2) несмотря на это, она «разделена» исторически, «во времени», и более того, она существует во множестве разделенных Поместных Церквей.

 

Это противоречие является краеугольным камнем новой экклесиологии, которая отрицает так называемый «экуменизм возврата к прошлому» и настаивает на «экуменизме интеграции» [21]. Наиболее известным примером такого «экуменизма интеграции» является Баламандское соглашение. В Баламанде, по сути, была признана та же самая экклесиология, которая явно была изложена в вышеупомянутом предсоборном документе – признание таинств и «экклесиологического характера» Церкви, разделенной и одновременно, некоторым образом, объединенной. Это утверждение подтолкнуло ныне покойного протоиерея Иоанна Романидиса заняться изучением Баламандского соглашения, являющегося одним из последствий II Ватиканского Собора [22].

От признания таинств инославных к признанию «статуса Церкви»

Расстояние от признания «церковных элементов», прежде всего крещения, у инославных до признания «церковного характера», или «статуса Церкви» у инославных конфессий составляет буквально один маленький шаг. И этот шаг очень легко был преодолен II Ватиканским Собором [23]. В настоящее время православные экуменисты находятся в ожидании того, чтобы этот шаг сделал и предстоящий Всеправославный Собор.

Новый образ Церкви, который становится очевидным в связи с признанием «церковного характера» разнообразных христианских конфессий и исповеданий, достаточно подробно описывается иезуитом, академическим богословом Френсисом Салливани: «Можно представить всемирную Церковь как сообщество (communion) – с многочисленными разнообразными уровнями полноты – «тел», которые в большей или меньшей степени представляют собой полноценные Церкви… это реальное сообщество, которое функционирует достаточно насыщенно и в полную меру, это сообщество «тел», которые в своей совокупности наделены статусом Церкви, несмотря на то, что некоторые из них более полные, нежели другие» [24].

Крайне важно, чтобы мы имели в виду именно это понимание, это видение Церкви, когда читаем предсоборный документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». В искаженной концепции церковного экуменизма – после II Ватиканского Собора – простое отождествление Православной Церкви с Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью не исключает одновременного признания и других «церквей» как носителей «статуса Церкви», несмотря на то, что «они являются полноценными церквами в большей или меньшей степени». Такое антиправославное прочтение и толкование вполне вероятно следует из того, что в этом документе инославные конфессии упоминаются в качестве «церквей».

В догматическом документе подобного рода, и это должно было бы быть очевидным, данный термин должен употребляться строго в соответствии с православным толкованием данного понятия, с целью исключить любого рода искажение его понимания. Учитывая эту новую антиправославную экклесиологическую модель экуменизма, у иерархов Поместных Церквей имеется достаточное количество богословский оснований, чтобы отклонить данный проект документа об отношениях с инославными. Однако если мы рассмотрим также и мнения ряда известных богословов-экуменистов среди православных, некоторые из которых довольно активно занимались подготовкой текстов предсоборных документов, в этом случае возникает острая необходимость безоговорочного осуждения новой экклесиологии, чтобы иноверческие представления о Церкви не были приняты в качестве православных.

Попытка – посредством предсоборного документа об инославных – обеспечить признание «крещения» инославных как такового на всеправославном уровне

«Православные» экуменисты утверждают, что 20-й пункт предсоборного документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», со ссылкой на 7‑ое правило Второго Вселенского Собора и на 95-ое Пятого-Шестого Собора, одобряет «признание действительного законного крещения инославных по икономии» [25]. Один профессор также утверждает, что данное признание «имеет важное значение для рассмотрения экклесиологического положения других церквей и других христиан» [26], и, таким образом, выражает свое согласие с Конгаром и II Ватиканским Собором касательно того, что необходимо рассматривать в совокупности признание крещения и признание «статуса Церкви».

С особым вниманием нам необходимо рассмотреть и изучить проблемное изречение, которое они используют: «признание по икономии действительно законного крещения инославных». Священные каноны, которые упоминаются в 20-ом пункте, не содержат этой фразы. В действительности, ни один из Канонов Церкви, которые касаются принятия в Церковь обращающихся еретиков, не содержит этого утверждения. В священных Канонах также отсутствует любое упоминание касательно «признания крещения», и тем более не говоря уже о «признании по икономии».

Тогда, о чем же эти Каноны? Точкой отсчета для правильного толкования данных Канонов, которые касаются принятия еретиков в Православие по принципу икономии, являются Правила 1 и 47 Святого Василия Великого. Святой Василий в своем первом каноническом послании, объясняя, почему разного рода раскольники (кафары, энкратиты, идропарастаты и т.д.) должны креститься после их возвращения в Церковь, оставляет место для применения икономии там, где это уместно, говоря следующее: «Но поелику некоторые в Азии, ради икономии по отношению ко многим, решительно положили принимать их крещение, то пусть будет оно приемлемо» [27].

Канон говорит о принятии, но не о признании крещения раскольников. Существует большая разница! Первое понятие, «принятие», используется во время описания возвращения отдельных лиц к покаянию, т.е. происходит с уважением к пастырскому пониманию их пути спасения. Второе понятие, «признание», то, как его использует митрополит Мессинский и профессор Цомбанидис, служит для использования в контексте о раскольниках и еретических сообществах, т.е. касается экклесиологии [28]. В первом случае речь идет о принятии еретика, который вернулся в Церковь, во втором – речь идет о признании крещения инославных как такового, самого по себе. Иными словами, изречение о «фактическом признании законности крещения инославных по икономии» неприемлемо по своей сути и является заблуждением в пастырском богословии и экклесиологии. Речь не идет о признании крещения «по икономии» – имеется в виду только принятие «по икономии»! Эта формулировка о признании законности и действительности еретического крещения как такового также представляется чуждой святоотеческой мысли. Это абсолютно греховно, потому как в священных Канонах Церкви вы не найдете ни одного места, где бы в таком понимании приводилось и рассматривалось крещение еретиков.

Например, в своем 47-ом Правиле [29] Святой Василий Великий приводит пример практики, применявшейся в Риме – принятие некоторых обращенных еретиков в Церковь без крещения в случае необходимости применения «икономии» (икономии ради), однако, он настаивает на том, чтобы они крестились, несмотря на то, что они уже были крещены во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Оставляя место для «икономии», но параллельно призывая к крещению, святой практически исключает возможность признания как такового «крещения» еретиков и раскольников. Когда в последующих решениях Соборов или святоотеческих писаниях, на протяжении второго тысячелетия, крещения латинян характеризовались как законные, это касалось только того, насколько соблюдался или нет данный обряд крещения – тройное погружение в воду [30]. Целью признания крещения как «законного», в случае с латинянами, когда оно совершалось посредством погружения, было решить, соответствуют ли условия крещения применению «икономии» или нет, а не признание их крещения законным вообще, по сути [31]. Применяя икономию, Церковь не признает «действительность» еретических обрядов и ритуалов [32], но изучает вопрос об их законности, в смысле сохранения их формы согласно апостольскому преданию [33].

Таким образом, [для признания их «законности»] нет никаких оснований, и в очередной раз будет заблуждением и отклонением от Православия, если кто-либо будет говорить о признании «законности еретического крещения по сути». Если речь идет о «признании» ритуалов и обрядов еретиков, это возможно только в том смысле, если они совершаются законно, т.е. правильно, как было заповедано св. апостолами, таким образом, чтобы появилась возможность – а не необходимость – принятия «по икономии», как это становится очевидным при толковании 1 и 47 Правил св. Василия Великого. Таким образом, для богословов с «экуменическим» образом мышления основой для их экуменической экклезиологии служит непонимание или отрицание практики Церкви касательно принятия еретического или раскольнического «крещения» по икономии.

Им сложно понять, что, в действительности, человеколюбивая икономия Церкви является, по сути, выражением свободы Главы нашей Церкви – Господа нашего Иисуса Христа, устраивать наше спасение в Церкви таким образом, как Он считает необходимым (если речь идет о настоящей икономии, а не о нарушении канонов). Господь, который сказал, что все должны креститься от воды и Духа (Ин. 3, 5) для того, чтобы войти в Царство Божие, также сказал некрещеному разбойнику на кресте: «Ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23, 43). Кроме того, у нас есть многочисленные мученики, которые крестились в собственной крови, а не в воде, а также те, кто был повешен или убит другим способом. Таким образом, становится очевидным, что Господь не ограничивается Своими заповедями, он свободен устраивать по Своему усмотрению Божественное Домостроительство в Своей Церкви. Это и является ключевым понятием: «в Церкви». Икономия никоим образом не может составлять основу экклесиологии, так же, как и свобода Господа никоим образом не может противопоставляться Его же идеям в Его заповедях. Икономия не отождествляется по своей силе с признанием таинств Церкви как таковых. К слову, именно этого желали бы некоторые из известных экуменистов и составителей предсоборного документа. Они толкают нас к всеправославному признанию новой, измененной, неправославной картины Церкви, новой еретической экклесиологии, которая, по сути, уже была принята II Ватиканским Собором и многочисленными участниками ВСЦ. На сегодняшний момент должно быть понятно всем, что отрицание этого двустороннего правила церковной жизни, а именно «акривия – икономия», как ключа к толкованию нашей пастырской практики, рано или поздно приведет к еретическому восприятию Церкви.

Заключение

На сегодняшний день достаточно зыбкий путь обновленчества привел многих экуменистов к тому, что они стали признавать не только Крещение, но и Евхаристию инославных [34]. В силу единства Таинств, признание Евхаристии является ожидаемым и достаточно логичным результатом ослабевания канонических и харизматических рамок Церкви, которые в равной мере касаются и Таинства Евхаристии. Несмотря на то, что Православие продолжает отстаивать единство и неприкосновенность так называемой «Единой Чаши», в действительности, с признанием «таинств у инославных», в частности Евхаристии, единство Веры перестанет являться обязательным условием. Действительно, если Всеправославный Собор допустит экуменическое толкование, признавая «таинства» и «статус Церкви» у инославных, в таком случае переход к «Единой Чаше» станет не более чем формальностью. В таком случае будет достигнуто единение, но, по сути, это будет лже-единение, поскольку инославные не поступятся ни одним еретическим догматом.

1. Толкование Божественной Литургии, гл. 28. Migne, PG. 150,452 C. См. прот. Г.Д. Металлинос «Очерки православного свидетельства», (Афины: Изд-во «Афос», 2001), «От воды и духа», с. 67-87. // Ἑρμηνεία τῆς Θείας Λειτουργίας κεφ. λη΄. Migne, PG. 150,452 C. Βλ. Μεταλληνοῦ, π. Γ.Δ., Δοκίμια Ὀρθόδοξης Μαρτυρίας (Ἀθῆνα: Ἐκδόσεις Ἄθως, 2001), «Ἐξ ὕδατος καί πνεύματος», σ. 67-87.

2. Прот. Иоанн Романидис «Первородный грех», Афины 1989, с. 173. // π. Ἰω. Ρωμανίδου, Τό Προπατορικόν Ἁμάρτημα, Ἀθῆνα 1989, σ. 173.

3. Ин. 3, 5.

4. «Верую… Во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Исповедую едино крещение во оставление грехов». Очевидно, эти два члена Символа Веры были намеренно помещены в таком порядке, поскольку подразумевается, что второе понятие, «одно крещение», неразрывно связано с первым и имеет место в «Единой и Единственной Церкви».

5. Ефес. 3, 5-6.

6. Папафанасиу Христос «Крещение «по акривии»» и «Отклонения от него» (Афины: Григори, 2001), с. 258. // Παπαθανασίου Χρήστου, Τό «ΚατἈκρίβειαν» Βάπτισμα καί Οἱ ἐξ Αὐτοῦ Παρεκκλίσεις,(Ἀθῆνα:Γρηγόρη, 2001), σ.258.

7. См. выше, с. 293.

8. См. выше, с. 258.

9. Епископ Каллист Уэр, Евстратий Аргентис: Исследование о Греческой Церкви под турецким владычеством (Оксфорд: Clarendon Press, 1964) с. 83-84. // Ἐπίσκοπος Κάλλιστος Ware, Εὐστράτιος Ἀργέντης: Μία Μελέτη τῆς Ἑλληνικῆς Ἐκκλησίας ὑπό τόν Τουρκικό Ζυγό (Ὀξφόρδη: Clarendon Press, 1964) σ. 83-84

10. См. выше, с. 296-7.

11. «Икономия во время возвращения (=вхождения) в Православие латинян и вообще западных христиан, может быть применена только в случае, если какая-либо христианская конфессия совершает крещение тройным погружением по апостольскому и святоотеческому образу». Π. Георгий Металлинос «Исповедую едино крещение» (Святая гора Афон: Св. Монастырь Святого Павла, 1994, с. 122 // Ἅγιον Ὄρος: Ἱ. Μ. Ἁγίου Παύλου, 1994). Церковная икономия не применяется в каком угодно случае, а только в том, когда выполняются формальные условия. «Она применяется на основании принципов, которыми она предусмотрена и определена» (Папафанасиу, Крещение «по акривии», с.296 // Παπαθανασίου, Τό «Κατ’ Ἀκρίβειαν» Βάπτισμα, σ.296).

12. См.: Уар, Евстратий Аргентис, с. 84. Нужно отметить, что когда применение икономии, которое оправдано только в исключительных случаях, делает нечеткой границу между православием и ересью или увековечивает ошибочное восприятие инославных учений, оно самоотменяется, в той степени, в какой икономия направлена на тот же результат, что и акривия, хотя делает это другим способом. // Ware, Εὐστρατίου Ἀργέντη, σ. 84.

13. См. 1-е правило Василия Великого. В нем этот Великий Отец Церкви полностью соглашается со св. Киприаном в том, что через раскол отступившие от Церкви уже не имеют на себе благодати Святого Духа, пресекается в итоге дарование духовное и не позволяется передача обязанностей по рукоположении. Без преподания рукоположения, апостольского преемства, они соделываются мирянами. Следовательно, «они не имели власти ни крестить, ни рукополагать».

14. См.: Уар (Ware), Евстратий Аргентис, с. 85.

15. Папафанасиу «Крещение «по акривии»», с.298.

16. Уар (Ware), Евстратий Аргентис, с. 85. Митрополит Навпактский Иерофей пишет: «Церковь может принять какого-либо еретика по принципу икономии, и это не будет означать, что она признает в качестве Церкви общину, которая прежде его крестила». Церковное выступление, № 71 (декабрь 2001 г.).

17. См.: Декларация VII Пленарного заседания Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Римско-Католической и Православной Церквями «Униатство как метод единения в прошлом и нынешний поиск полного общения» (Баламанд, Ливан, 1993 г.), «Эпискепсис», т. 520 (31 июля 1995 г.), с. 20 // The Declaration of the Seventh Plenary Session of the Joint International Commission for Theological Dialogue Between the Catholic Church and the Orthodox Church, “Uniatism, Method of Union of the Past, and the Present Search for Full Communion,” (Balamand, Lebanon, 1993). Общая резолюция Папы Римского Иоанна Павла II и Патриарха Варфоломея «Призыв к единству» (29 июня 1995 г., п. 4) // [Common Declaration of Pope John Paul II and Patriarch Bartholomew] Call to Unity” (29 Ιουνίου, 1995, section 4), Крещение и общение в Таинствах, Согласованное заявление Северо-Американской православно-католической богословской консультации (Свято-Владимирская православная богословская семинария, Крествуд, Нью-Йорк, 3 июня 1999 г.) // Baptism and Sacramental Economy, An Agreed Statement of The North American Orthodox-Catholic Theological Consultation (St. Vladimirs Orthodox Seminary, Crestwood, New York, June 3, 1999), Austalian Churches Coveting Together,” National Council of Churches of Australia, «Согласованный документ» Национального Совета Церквей Австралии (2004) // «Συμφωνητικό έγγραφο» του Εθνικού Συμβουλίου Εκκλησιών της Αυστραλίας (2004). В октябре 2004 г. представитель Вселенского Патриархата в Германии Митрополит Августин подписал декларацию с Евангелической Церковью Германии, признавая общее Крещение, а также акт о том, что обращенные не подлежат вторичному Крещению, см. http://www.goarch.org/news/goa.news1213 В 2007 г. Комиссия Православной Церкви в Германии (KOKiD) под руководством Митрополита Августина подписала вместе с другими одиннадцатью (11) немецкими объединениями по принципу вероисповедания декларацию-постановление об общем Крещении.

18. «Эпискепсис», т. 520 (31 июля 1995 г.), с. 20, Общая резолюция Папы Римского Иоанна Павла II и Патриарха Варфоломея «Призыв к единству» (29 июня 1995 г., п. 4) // [Common Declaration of Pope John Paul II and Patriarch Bartholomew] “Call to Unity”.

19. В своем выступлении во время престольного праздника Патриархата 30.11.1998 г., обращаясь к представителю Ватикана, Кардиналу Кассиди, Предстоятель Константинопольской Церкви упомянул тех наших прадедов, от которых мы, – сказал он, – (Православные и Римо-католики) унаследовали это разделение, которые в свою очередь, были несчастными жертвами «змея», родоначальника всякого зла… В завершение он отметил: «Пусть же нас вознаградит Бог и сделает достойными того, чтобы бы мы увидели возрождение единения Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви Его. Аминь.» Полный текст опубликован в журнале «Эпискепсис» [№ выпуска 563 (1998), с. 4-8] // «Ἐπίσκεψις» [αρ. τεύχους 563 (1998), σελ. 4-8].

20. См.: Приветствие Его Божественного Всесвятейшества Вселенского Патриарха Варфоломея во время приема Его Божественным Блаженством Патриархом Иерусалимским Феофилом во Всесвятом Храме Воскресения Христова (23 мая 2014 г.). Соответствующие пункты (4 и 5) следующие: «Едина, Святая, Соборная и Апостольская Церковь, основанная «в начале бывшим Словом», Которое «было у Бога» и «было Бог», согласно словам Евангелиста любви, к несчастью, по причине преобладания на земле человеческой немощи и ограниченности человеческого рассудка, со временем оказалась разделенной. Также были сформированы учреждения и разнообразные группы, каждая из которых сама по себе претендовала на «авторитетность» и «истину». Однако Истина – одна, и Церковь, основанная Христом, – Едина и Единственная. Святая Православная Церковь еще до великого Раскола 1054 между Востоком и Западом, прилагала множество усилий для подавления возникающих споров и различий, изначально проистекающих из множества факторов, находящихся за пределами ограды Церкви. К несчастью, возымел преобладание человеческий фактор, в результате чего накопились дополнительные «богословские», «практические» и «социальные» вопросы, что привело к разделению единства в вере, изоляции Поместных Церквей и время от времени выливалось во враждебную полемику». См. http://www.ec-patr.org/docdisplay.php?lang=gr&id=1914&tla=gr

21. См. также: Ив Конгар «Экуменические эссе», с. 212-213 (Yves Congar, Essais oecumeniques, pp. 212-213) в книге Айдана Николса, Собр. соч., Aidan Nichols OP, у Ива Конгара (Морехаус-Барлоу, Лондон, 1989 г.), с. 103. Конгар сформулировал возникающее соглашение следующим образом: «Накануне принятия экуменического распоряжения существовало некое объединение католических богословов, которые выступали в поддержку некоей богословской теории об участии не исключительно римо-католиков и их церковных общин в материальных благах Церкви, а также о позиции в поддержку экуменизма, который мог бы стать чем-то более принципиальным и отличительным по сравнению с простым «возвращением» // Aidan Nichols OP, στό Yves Congar (Morehouse-Barlow, London, 1989), p. 103.

22. Богословие, том 64 (1993), Том VI, выпуск 4, с. 570-580. См.: http://www.ecclesia.gr/greek/press/theologia/archive_all_9099.asp?etos=1993
О. Иоанн писал: «Теперь, когда Баламандское соглашение стало кандидатом на продолжение II Ватиканского собора, и в этом случае у униатизма больше не будет причин для существования, православные будут сталкиваться с последствиями их постоянного отказа от общения с латинянами и униатами. Самое интересное заключается в том, что согласно Баламандскому соглашению таинства действительны независимо от того, принимаете ли вы 7 или 22 Вселенских Соборов и их учения и практики. Создается впечатление, что только «отсутствие любви» может быть причиной того, что православные могут продолжать отказываться от интеркоммуниона и совместного празднования с Ватиканом» // Θεολογία, Τόμος ΞΔ’ (1993), Τομ. VI, Τεύχος 4, σελ. 570-580.

23. См. UR 22, LG 11, 15 и Acta Synodalia, III/2,335. Трактовка кардинала Каспера звучит следующим образом: «Крещение… – это Таинство веры, во время которого крестящиеся принадлежат Телу Христову, что и есть Церковь. Также, христиане, не являющиеся католиками, не находятся вне Церкви, а принадлежат Ей уже в силу существенных объективных причин. Экуменизм… рассматривается как онтологическая (по сути) характеристика, которая лежит в основе общего Крещения. Это явление и событие Духа» (Каспер «Декрет об экуменизме – прочтение заново через 40 лет», Kasper, «The Decree on Ecumenism – Read Anew After Forty Years», раздел IV, параграф 3).

24 Фрэнсис А. Салливан, С. Дж., // «Значение Декларации II Ватиканского собора о том, что Церковь Христа заключается в Римо-католической церкви», с. 283, (курсив автора). Также, согласно И. Спитерису, «речь должна идти о новой интерпретации понятия Церкви, которая состоит из сообщества Церквей, и этому так называемому сообществу принадлежат, в какой-то степени, все христианские Церкви» (И. Спитерис «Католическая Церковь и другие христианские Церкви», ред. Ф. Кондидис, Католицизм, Афины, 2000, с.46) // Francis A. Sullivan, S.J., “The Significance of the Vatican II Declaration that the Church of Christ ‘Subsists in’ the Roman Catholic Church,” p. 283.

25. См: http://blogs.auth.gr/moschosg/2015/12/08/μητροπολίτηςμεσσηνίας-χρυσόστομος-2/ και http://blogs.auth.gr/moschosg/2015/12/17στυλιανός-τσομπανίδης-ορθόδοξη-εκκλ/

Митрополит Хризостом сказал следующее: «Данным своим словом определяю как Всеправославные границы Православной Церкви по отношению к другим христианским Церквам и конфессиям, при этом не отрицаю их существование, которое становится возможным благодаря каноническим традициям и законному правомочному крещению».

26. «Аналогичное применение святых канонов, таких, как 7-е и 95-е Правила Пятого-Шестого Вселенского Собора, которые приводятся в 21-ом пункте документа V Предсоборного совещания, в новой реальности современного экуменического движения и мирных диалогов, предполагает признание «существования» и «законности» Крещения… Признание Крещения по икономии имеет важнейшее значение для дальнейшего утверждения церковного положения других Церквей и других христиан». 

27. Продром И. Акантопулос, Свод Священных Канонов и Церковных Правил (Салоники, изд-во: Братьев Кирьякиди, 2000), 509-513 // Πρόδρομου Ι. Ἀκανθόπουλου, Κώδικας Ἱερῶν Κανόνων καί Ἐκκλησιαστικῶν Νόμων (Θεσσαλονίκη: Ἀδελφῶν Κυριακίδη, 2000), 509-513.

28. Такой неощутимый, незаметный переход со стороны Православных экуменистов, по причине пастырской заботы, от тех инославных, которые возвращаются в Церковь, к экклесиологической заботе об инославных общинах, как таковых, напоминает инновационные изменения Ива Конгара, который от восприятия раскольников как личностей перешел к группировкам раскольников и еретиков, как таковым.

29. Акантопулос, Свод Священных Канонов и Церковных Правил, 546-547 // Ἀκανθόπουλου, Κώδικας Ἱερῶν Κανόνων καί Ἐκκλησιαστικῶν Νόμων, 546- 547.

30. См. О. Георгий Драгас, «Меморандум о приеме обращающихся римо-католиков в Православную Церковь с особым обращением к Решениям Синодов 1484 года (Константинополь), 1755 (Константинополь) и 1667 (Москва)»: http://www.myriobiblos.gr/texts/english/Dragas_RomanCatholic_1.html // «Fr. George Dragas, The M.anner of Reception of Roman Catholic Converts into the Orthodox Church, with Special Reference to the Decisions of the Synods of 1484 (Constantinople),1755 (Constantinople) and 1667 (Moscow)»: http://www.myriobiblos.gr/texts/english/Dragas_RomanCatholic_1.html

31. По большей части, там, где Церковь осознавала, что латиняне осуществляли Таинство Крещения не путем погружения в воду, а обливанием, обращенных в Православие латинян крестили, поскольку в уставе ничего не говорилось об икономии. Однако, с другой стороны, остальные, прибегающие «чтобы наследовать часть спасаемых», которые были крещены Латинянами по апостольскому типу [т.е. погружением], принимались по принципу икономии, которая считалась в таких случаях приемлемой, хотя и не обязательной.

32. Это основное и широко распространенное в течение длительного времени мнение было совсем недавно пересмотрено и озвучено в новой интерпретации немецким митрополитом Илией, в его докладе об Архиерейском соборе Элладской Церкви (8 марта 2016 г.), в качестве представителя данной Церкви на Собрании Предстоятелей в Женеве.

33. Это очевидно в случае с евномианами (аномеями), для которых возможность принятия «согласно принципу икономии» (Божественного Домостроительства) была отвергнута Вторым Вселенским Собором, поскольку ими не была сохранена апостольская форма крещения в виде трехкратного погружения, они крестили путем единоразового погружения «во смерть Христову».

34. Митрополит Диоклийский Каллист Уэр (Ware) недавно отметил следующее: «Некоторые (из наиболее приверженных Православных) сказали бы, что за пределами видимых очерченных границ Православной Церкви не могут осуществляться истинные Таинства, как и благодать Святого Духа. Однако, для меня, как для Православного, в это достаточно трудно поверить. Одновременно я убеждаюсь в присутствии Святого Духа в других христианских общинах и, естественно, верю в то, что существует истинная благодать крещения там, где крещение осуществляется во Имя Святой Троицы и в процессе крещения обязательно используется вода. Конечно же, что касается и римо-католиков, я уверен в истинности и действительности Таинства, что действительно оно и есть настоящей Евхаристией».

Источник: https://apologet.spb.ru/ru/%D1%86%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D1%8C/15-%D1%85%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B0-%D0%B2-%D1%86%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B2%D0%B8/3159-priznanie-kreshcheniya-inoslavnykh-kak-osnova-dlya-novoj-ekklesiologii-kreshchalnoe-edinstvo-i-vsepravoslavnyj-sobor-protopresviter-petr-alban-khii.html

0

"Грядут большие перемены"