Друг митрополита Илариона рассказал о «глубокой любви»

В последнем выпуске журнала «Колесо» (под редакцией пресловутого активиста-гомосексуалиста Инги Леоновой и других ЛГБТ активистов) близкий друг главы ОВЦС МП митрополита Илариона митрополит Диоклийский Каллист (Уэр Тимоти) (Константинопольский патриархат)  — (вместе на фото) оплакивает несправедливое и «тяжелое бремя», которое Православная Церковь возлагает на гомосексуалистов и критикует «оборонительную и противодействующую» манеру, с которой православная вера относится ко греху гомосексуализма.

 

В предисловии к выпуску «Колеса», вышедшего весной/летом 2018 года, защитник содомитов Уэр поднимает ряд вопросов об учении православного христианства в отношении содомии и гомосексуальных отношений, ставит плотское желание, возникающее между мужчиной и женщиной на один моральный уровень с гомосексуальным влечением, обвиняя Церковь в одержимости «сексом между мужчиной и женщиной», критикует призыв к целибату для тех, кто борется с однополым влечением, и защищает принятие однополых пар в сакраментальную жизнь Церкви.

Уэр сравнивает нормальное влечение, возникающее между мужчинами и женщинами с развращенным гомосексуальным желанием. Затем он начинает критиковать «тяжелое бремя», которое возлагает Православная Церковь, когда советует другим воздерживаться от содомии и других греховных гомосексуальных поступков:

Лица гетеросексуальной ориентации имеют возможность выйти замуж, и поэтому в позитивном ключе они могут исполнить свое эротическое желание с благословения Церкви (!!!) посредством Богом данного таинства святого брака. Но у гомосексуалистов такого выбора нет. По словам Василиоса Термоса (греческий модернист, протоиерей, кандидат богословских наук, преподаватель пастырского богословия, психиатр, занимающимся психотерапией детей и подростков — ред.),

«гомосексуальный субъект призван вести жизнь безбрачия, не чувствуя призвания к нему».

Правильно ли мы налагаем это тяжелое бремя на гомосексуалиста? Уэр также пишет, что моногамная содомия гомосексуалистов, «приверженная постоянным отношениям», предпочтительнее распущенности, и поэтому Церковь должна делать различие в том, как она относится к таким «женатым» парам:

Митрополит продолжает:

Вторая аномалия заключается в отношении к гомосексуалистам в таинстве исповеди. Все мы признаем, что существует важное различие между гомосексуалистами, которые участвуют в случайных связях, ища партнера на одну ночь в каком-нибудь «гей-баре», и теми гомосексуалистами, которые привержены постоянным, верным и моногамным отношениям, в которых вовлечена глубокая любовь (!!!). Наверняка ни один христианин не поддерживает сексуальную распущенность.

Что происходит, напротив, с верным и моногамным гомосексуалистом? Возможно, священник говорит в исповеди: «Вы готовы отказаться от своих гомосексуальных отношений?» Кающийся может ответить: «Я не могу этого сделать». Священник может ответить: «Вы можете продолжать делиться общей жизнью, отмеченной взаимной привязанностью; но можете ли вы воздержаться от дальнейшей сексуальной активности?». Человек может ответить: «Я еще не готов это сделать» (но я знал гомосексуалистов, которые действительно изменили свои отношения таким образом).

Священник, столкнувшись с этим отказом, вполне может почувствовать, что не может благословить кающегося на участие в таинстве. В этом, безусловно, кроется парадокс. Гомосексуалист, приверженный устойчивым и любящим отношениям, рассматривается более жестко, чем гомосексуал со случайными и беспорядочными половыми связями, и который ищет не настоящую любовь, а удовольствие. Здесь что-то пошло не так.

Кроме того, Уэр критикует Церковь за то, что она одержима «сексом между мужчиной и женщиной» и обвиняет православных священников в том, что они занимаются вуайеризмом (побуждением подглядывать за людьми, занимающимися сексом или «интимными» процессами — ред.), если они обеспокоены гомосексуальной активностью между лицами одного пола:

Почему мы уделяем столь большое внимание сексу между мужчиной и женщиной? Почему мы стремимся узнать, что делают взрослые люди одного пола в уединении своих спален? Попытка взглянуть через замочную скважину никогда не является чем-то достойным уважения. Какой вред они делают другим? («Ах!», скажут, что «они вредят себе».) Я не предлагаю здесь, чтобы мы прямо отменили традиционное православное учение, но нам нужно более строго узнать причины, лежащие в его основе.

Наконец, Уэр обвиняет православных в том, что они «оборонительны и противодействующи», и наставляет их «экспериментировать», чтобы найти «правду» и обнаружить больше «богословского сокровища», которое, по-видимому, остается неоткрытым в отношении гомосексуализма:

По словам Брэндона Галлахера: «Чтобы выяснить правду, мы должны экспериментировать». И, как утверждает Василиос Термос: «Наша богословская сокровищница… ждет, чтобы ее обнаружили». Давайте не будем, как православные, просто занимать оборонительную и противодействующую позицию, «бегая за фактами», как он выразился; но давайте послушаем друг друга с творческим мужеством, с взаимным уважением и, более того, с (по его собственным словам) «любящим состраданием». Давайте признаем, кроме того, разнообразие путей (!!!), которыми Бог призывает идти нас, человеческих существ.

Источник: http://www.orthodoxytoday.org/blog/2018/06/kallistos-ware-comes-out-for-homosexual-marriage/

По материалам ЖЖ https://kiprian-sh.livejournal.com/458041.html

https://vseeresi.com/2018/06/14/2018-%d0%b3%d0%be%d0%b4-%d0%b4%d1%80%d1%83%d0%b3-%d0%bc%d0%b8%d1%82%d1%80%d0%be%d0%bf%d0%be%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b0-%d0%b8%d0%bb%d0%b0%d1%80%d0%b8%d0%be%d0%bd%d0%b0-%d1%80%d0%b0%d1%81%d1%81%d0%ba/

0

"Грядут большие перемены"